Достоевский
и театр

Омский академический театр драмы, Другая сцена

2, 3 июня в 19:00

Кроткая

по Федору Достоевскому МТЮЗ, Москва

Режиссер: Ирина Керученко
Художник: Мария Утробина

Артисты: Игорь Гордин, Елена Лямина, Марина Зубанова

Продолжительность 2 ч. 20 мин. 

Возрастная категория 16+

На странице использованы фотографии Елены Лапиной

Для меня Федор Михайлович Достоевский – автор, которого интересно, но невозможно трудно читать, потому как он работает с низменными инстинктами человека. Т.е. с тем самым отвратительным, о чем должно быть стыдно говорить. Он как бы  шаманит, проводя  читателя по лабиринтам диких страстей и первозданных инстинктов, и выводит в конце  концов  к свету кристальной чистоты. К истине, которая  «одна и другой быть не может». Через чтение Достоевского происходит очищение сердца, души, тонких человеческих планов. У него дар обращать глаза зрачками в душу. Дар – двигать не сдвигаемые кармические тектонические породы души. Дар – лечить словом. Это великий автор, пропитанный насквозь христианской философией, тонкий психолог, понимающий духовные законы мироздания. Достоевского  полезно читать, смотреть, ставить.

Во время  нахального и достаточно  безответственного выбора произведения «Кроткая»  я не очень беспокоилась о том, что оно не просто для понимания. А потом  пришлось трудиться и душевно, и духовно. То есть  моя безответственность заставила меня работать.  Все события в произведении происходят на уровне сердца человеческого, а точнее – личного отношения героя (закладчика) к тому, что вокруг него происходило. Герой анализирует свое поведение  и пересказывает, что он понял из  поведения героини (жены). Это, по сути, монолог – исповедь. Он пытается понять, почему  девушка 16 лет выбросилась из окна. Мое личное открытие было чудесным: она, в силу своей женской чистоты, не выдержала своего поступка – измены мужу. Измена не была физической. Измена была  духовной.  Сто пятьдесят лет назад было понятие женской чести и достоинства. Было понятие мужской чести и достоинства.  Был кодекс офицерской чести. Слово честь сейчас в современном обществе исчезло из обихода. А тогда, у Достоевского, девушка не могла себя простить за то невинное, с точки зрения современного человека, оскорбление близкого человека, мужчины, который спас ее из нищеты и ада. Измена на уровне мысли и игры в нее сокрушила жизнь. Это пронзительно и трагично. «Кроткая», по моим ощущениям, о том, как люди не умеют чувствовать , слышать и видеть друг друга.

Ирина Керученко

Поделиться
Отправить