Достоевский
и театр

Электротеатр Станиславский

2, 3 апреля в 20:00

Книга Серафима

по поэме Уильяма Блейка «Книга Тэль» и фрагменту романа Федора Достоевского «Бесы» Электротеатр Станиславский, Москва

Режиссер и композитор: Александр Белоусов
Музыкальный руководитель постановки: Арина Зверева
Ассистент музыкального руководителя и дирижер: Дмитрий Матвиенко
Художник: Ася Мухина
Хореограф: Александра Конникова
Художник по свету: Алексей Наумов
Звукорежиссер: Михаил Иванов
Саунд-дизайнер: Олег Макаров
Live electronics: Леонид Именных
Консультант по электронике: Константин Смирнов
Линейный продюсер: Варвара Пушкарская

Артисты: Ольга Россини, Екатерина Андреева, Дмитрий Матвиенко, Сергей Малинин, Владимир Красов, Светлана Мамрешева, Алена Парфенова, Илона Буль, Елена Быркина, Александра Верхошанская, Алена Кахута, Татьяна Перевалова

В записи фонограммы оркестра участвовали: Светлана Безотосная, Михаил Звонников, Анна Звонникова, Филипп Крючков, Денис Кузнецов, Анастасия Кускашева, Мария Лукьяшина 

Продолжительность 1 ч. 20 мин.

Возрастная категория 18+

На странице использованы фотографии Олимпии Орловой

«Книга Тэль» Уильяма Блейка – его первая пророческая поэма. При этом в ней есть связный сюжет, и она была очень близко, адекватно и достойно переведена Бальмонтом на русский язык. Этим текстом хотелось заниматься, естественно, вместе с музыкой. Но написать оперу и поставить спектакль только на основе этого текста оказалось трудно. Тогда я вспомнил о «Бесах» Достоевского, о сцене «У Тихона» – и тогда все сошлось, расширилось текстовое поле, появились связи, которые позволили сочинить композицию.

Познание – это один из ведущих мотивов человечества нового времени. После буржуазных революций и революции мировоззренческой (декартовского переворота) есть уже не просто человек, а субъект. С этого момента страсть к прогрессу, с одной стороны, а, с другой стороны, – к познанию становятся ведущими мотивами движения человека по жизни. И этот спектакль для меня о познании и о страсти к познанию. У Достоевского герой прямо идет к нему, а у Блейка то же познание окутано мистической и романтической образностью.

Александр Белоусов, интервью журналу «Театр»

Поделиться
Отправить